По данным Международного Энергетического Агентства, в 2016 году число новых проектов по бурению на добычу традиционной нефти сократилось до самого низкого уровня за последние 70 лет.

 

МЭА предсказывает сокращение ранка нефти  

 

В 2016 г. количество открытий новых месторождений достигло рекордно низкого уровня. Это связано с резким сокращением бюджетов на разведку в условиях падения цен на нефть. По всему миру в прошлом году было разведано только 2,4 млрд баррелей. В то время как в течение последних 15 лет, нефтяные компании ежегодно открывают в среднем около 9 млрд баррелей.

Мало того, что новые открытия достигли рекордно низкого уровня, нефтяные компании отказываются разрабатывать те запасы нефти, которые они уже имеют в своем распоряжении. В прошлом году было одобрено проектов общим объемом 4,7 млрд баррелей, что примерно на треть меньше, чем в 2015 году, и существенно ниже среднегодового докризисного уровня. Фактически, по данным МЭА, инвестиции в отрасль в 2016 году были ниже, чем когда-либо начиная с 1940-х годов.

Когда нефть WTI опустилась до $27 за баррель, сокращение инвестиций стало неизбежным, и нанесло финансовый ущерб всей отрасли в целом. Проекты на бурение, многие из которых имеют долгосрочные периоды окупаемости, получили пониженный приоритет в инвестиционных планах компаний. Траты в миллиарды долларов на оффшорные проекты, решение на которые рассматриваются несколько лет, а срок окупаемости и того больше, стали роскошью, которую могли себе позволить только крупнейшие нефтяные компании.

Все это резко контрастирует со стратегией производителей сланцевой нефти США. В то время как стоимость оффшорного проекта может оцениваться в миллиарды долларов, бурение сланцевой скважины может стоить всего около миллиона долларов. Объем производства во втором случае будет конечно на несколько порядков меньше, но низкий порог вхождения и хорошая отдача сделали сланцевую добычу более привлекательной в условиях снижения стоимости нефти.

В результате количество буровых установок в США во второй половине 2016 года увеличилось, а компании, и малые, и большие, сместили интересы в сторону освоения сланцевой нефти, особенно в Пермском бассейне в Западном Техасе. Разработка сланца продолжается и в 2017 году, независимо от того, что происходит с ценами на нефть. Многие сланцевые компании рентабельны при стоимости нефти даже в $30 за баррель, что значительно ниже текущих цен.

Однако добыча сланцевой нефти в США по-прежнему составляет лишь немногим более 5 млн баррелей в день. Для сравнения, объем суточной мировой добычи традиционной нефти – около 69 млн баррелей.

В результате такого несоответствия, МЭА в своем отчете предупреждает, что сланцевые добытчики США на смогут самостоятельно удовлетворить будущие потребности. Ожидается, что инвестиции в сфере разведки и добычи в текущем году расти не будут, но стабилизируются. В результате 2017 год может стать третьим беспрецедентным событием в истории сокращения расходов. Это вероятно приведет к еще одному году без существенных открытий.

Поскольку глобальный спрос на нефть будет расти примерно на 1,2 млн бвд в год, он будет догонять поставки в относительно ближайшем будущем, даже если рекордно высокие уровни запасов нефти кажутся перенасыщенными. «Каждое новое доказательство указывает на два уровня скорости нефтяного рынка, а деятельность по разработке традиционных запасов в условиях исторического минимума инвестиций контрастирует с заметным ростом производства сланцевой нефти в США, - заявил исполнительный директор МЭА, доктор Фатих Бирол. – Ключевым вопросом для будущего нефтяного рынка является то, как долго скачок поставок сланцевой нефти из США может компенсировать медленные темпы роста в других сферах нефтяного сектора».

По мнению МЭА, нефтяной сектор ждут проблемы. К 2022 году спрос может возрасти более чем на 7 млн бвд, по сравнению с уровнем 2016 года. Однако в мартовском отчете МЭА, Парижское отделение энергетического агентства предсказал поставки стран, не входящих в ОПЕК, в объеме 3,3 млн бвд, главным образом сланцевой нефти США. Это создает значительный разрыв между спросом и предложением, который должен быть компенсирован ОПЕК. Теоретически, в последующие годы ОПЕК могла бы восстановить множество своих рычагов воздействия.

В конечном счете, к концу десятилетия рынок нефти будет гораздо более жесткий с более высокими ценами на сырье. Конечно, высокие цены могут стимулировать увеличение предложения, реакция поставок, например, канадских нефтяных песков или оффшорных проектов в Мексиканском заливе, Бразилии, или где-либо еще, займет несколько лет. Тем не менее, в этом случае в начале 2020-х годов, кога цены будут более высокими и волатильными, рынок ждут серьезные испытания.

 



 

Даунстрим 2018

Арктика 2018